google.com, pub-9722435618707273, DIRECT, f08c47fec0942fa0 Cайт юмора и развлечений (все для отдыха)
Всё о Психологии. Психолог и "Я"
Гость | RSS
   В избранное | Стартовая
»Меню сайта

»Спонсор
HashFlare
»Наш опрос
Вы ещё вернётесь на сайт?
Всего ответов: 639
»Статистика

Яндекс цитирования
Онлайн всего: 1
Из них Гостей: 1
Пользователей: 0



Поздравляем иминиников

bobrikalexin(33)
»Спонсор
Неплохой заработок в Интернете без обмана.
»Главная » Библиотека » Зоопсихология » Учебное издание » 15 - Зоопсихология

15 - Зоопсихология



15 - Зоопсихология

8.2. Сравнительная характеристика уровня элементарной рассудочной деятельности (элементарного мышления) у животных разных таксономических групп

К началу 70-х годов XX в. сформировались экспериментальные под­ходы, позволившие проводить систематические сравнительные иссле­дования рассудочной деятельности животных. Их особенностью было использование животных большого числа видов в стандартных условиях с применением единых, стандартных тестов, результаты которых дос­тупны точной количественной оценке. Это позволяло сопоставлять по­казатели решения теста животными разных таксономических групп и анализировать специфику механизмов (стратегии), лежащих в основе решения такой задачи, подобно тому как это было сделано при сопо­ставлении стратегий решения теста на «установку» (см. 8.1).

Способность к экстраполяции. Наиболее полная сравнительная ха­рактеристика рассудочной деятельности была получена с помощью теста на способность к экстраполяции, а также некоторых других

249

 

 элементарных логических задач, разработанных Л.В. Крушинским (1986). Задача межвидовых сравнений облегчалась тем, что существовали ме­тоды точной количественной оценки результатов этих тестов (см. гл. 4).

В главе 4 (см. 4.6.2; рис. 4.12) были описаны основные результаты таких опытов, проведенных на представителях всех классов позвоноч­ных: рыбах (4 вида), земноводных (3 вида), пресмыкающихся (5 видов), на 15 видах млекопитающих и 13 видах птиц (см.: Крушинский, 1986)'.

Как показывает рис. 4.12А , способность к экстраполяции имеется у многих животных. Совершенно не способными к решению этой за­дачи оказались только рыбы и земноводные. По данным Е. И. Очинс-кой (1971), задачу на экстраполяцию успешно решали пресмыкаю­щиеся — черепахи, кайманы и зеленые ящерицы. Отметим, что у че­репах была выявлена также способность к обобщению отвлеченных пространственных признаков (см. 5.5.3).

В    Наличие у пресмыкающихся способности к экстраполяции и

[обобщению свидетельствует, что зачатки этих форм элементарно­го мышления сформировались на относительно ранних этапах В филогенеза.

Наиболее полно способность к экстраполяции была охарактери­зована у млекопитающих. В пределах этого класса можно наблюдать закономерное улучшение решения большинства тестов на рассудоч­ную деятельность (см. ниже). Так, у грызунов в целом способность к экстраполяции крайне ограниченна, хищные млекопитающие пре­красно экстраполируют, у приматов эта способность не оценивалась, а у дельфинов она высоко развита.

Тесты на оперирование эмпирической размерностью фигур и Реве-ша—Крушинского. Согласно взглядам Л. В. Крушинского, способность к экстраполяции направления движения пищевого или другого био­логически значимого раздражителя отражает лишь одну из возмож­ных сторон рассудочной деятельности животных. Другой тест — опе­рирование эмпирической размерностью фигур (см. 4.6.3) — основан на понимании геометрических свойств предметов. Его использование позволило углубить сравнительную характеристику рассудочной дея­тельности исследованных видов животных. Его могут решить живот­ные лишь немногих видов (см. 4.6.3.1). Удивительно, что с ним не справляются хищные млекопитающие (за исключением медведей). Врановые птицы решали задачу на уровне, близком к обезьянам, медведям и дельфинам. Эти опыты, так же как и результаты исследо­вания способности врановых птиц к обобщению и символизации, свидетельствуют о сходстве уровня рассудочной деятельности этих птиц и приматов.

Тест Ревеша—Крушинского был предназначен для выявления спо­собности животных экстренно определять положение спрятанной при­манки на основе информации о ее перемещении, полученной в ходе теста (см. 4.7). Все исследованные виды (крысы, врановые птицы, не­которые виды низших обезьян и человекообразные обезьяны) ведут себя практически одинаково — безошибочно решают задачу лишь в единичных случаях, однако все животные (и крысы, и приматы) спо­собны оптимизировать поиск в пределах первого же теста.

В     Наряду со способностью к экстренной реорганизации незави-

Всимых навыков (см. 4.8.1) тест Ревеша—Крушинского — это еще одна форма рассудочной деятельности, доступная низкооргани-В зеванным животным — крысам.

«Градации» элементарного мышления. Способность к экстраполя­ции направления движения пищевого раздражителя, исчезающего из поля зрения, обнаружена у представителей пресмыкающихся, млеко­питающих и птиц, но выражена в разной степени. На этом основании Л. В. Крушинский выделил несколько градаций в степени ее развития:

они различались не только по количественным показателям (от 65% у некоторых линий мышей до 90% у хищных млекопитающих), но и по способности решать различные усложненные варианты этой задачи. Появление данных о способности к решению задачи на оперирование эмпирической размерностью фигур позволило дать еще более подроб­ную характеристику уровня развития элементарного мышления (см. ниже).

' Подробное изложение этих данных можно найти в работах Крушинского (1986), Зориной (1997), Очинской (1971), Полетаевой (1998), Флесса и др (1974; 1987).

250

'sl Л. В. Крушинский высказал гипотезу, что усложнение рассудочной f  деятельности животных в процессе эволюции происходило за счет 4*1 увеличения числа «эмпирических законов», которыми могут опери­ровать животные, и, следовательно, росло число элементарных ло­гических задач, которые они способны решать.

Исходя из этого, Крушинский полагал, что для сравнительной характеристики рассудочной деятельности животных необходимо ис­пользовать батареи разнообразных тестов.

Результаты исследования элементарного мышления животных, накопленные к настоящему времени, показали плодотворность и ин­формативность такого подхода.

В главе 4 уже говорилось, что элементарное мышление животных исследуют с помощью двух групп тестов.

Первая из них оценивает способность животного к решению зада­чи в экстренно сложившейся обстановке, основанному на понима­нии логической структуры задачи (к таким задачам относится и тест на экстраполяцию). Л. В. Крушинский предложил набор (или бата­рею) тестов разной сложности для комплексной оценки элементар­ной рассудочной деятельности животных. Его работы позволили выя­вить градации таких способностей в ряду позвоночных.

251

 

 Вторая группа тестов анализирует способности животных к обобще­нию и абстрагированию. Данные, полученные в экспериментах по обу­чению многократным переделкам дифференцировочных УР и «установке на обучение», также выявили градации этих способностей у животных разного уровня организации и показали сходный характер различий меж­ду разными таксономическими группами.

Млекопитающие. Грызуны характеризуются низшей градацией элемен­тарного мышления. Способность к экстраполяции обнаружена у диких крыс-пасюков (Крушинский и др., 1975), некоторых генетических групп мышей (Полетаева, 1998; см. 9.2 и рис. 9.1) и бобров (Крушинская и др., 1980), при­чем в большинстве случаев правильные решения лишь незначительно превы­шают случайный уровень. Тем не менее эти решения по своему механизму принципиально отличаются от обучения сходной задаче (см. ниже) и представ­ляют собой проявления более сложной, чем обучение, когнитивной способности. Наряду со слабой способностью к экстраполяции, у грызунов крайне ограни­чена способность к обобщению (см. гл. 5), и они не могут формировать уста­новку на обучение. В то же время некоторые когнитивные задачи им доступ­ны — крысы способны к решению задач на экстренную реорганизацию неза­висимо сформированных навыков (см. 4.8) и к оптимизации стратегии при поиске приманки в тесте Ревеша—Крушинского (см. 4.7).

Следующая градация обнаружена у хищных млекопитающих. Все иссле­дованные виды этого отряда (кошки, собаки, волки, лисы, песцы, медведи) успешно решают задачу на экстраполяцию. Это совпадает с их выраженной способностью к формированию установки на обучение (см. выше) и к доста­точно высокому уровню обобщений (см. гл. 5). Вместе с тем важно подчерк­нуть, что большинство хищных млекопитающих не способны к решению теста на оперирование размерностью фигур. Это объективно отражает специфику их когнитивных способностей и отличие уровня развития хищных от приматов.

Следующую градацию элементарного мышления можно обнаружить у более высокоорганизованных млекопитающих — обезьян и дельфинов (Флесс и др., 1987). Дельфины хорошо экстраполируют направление движения раздражите­ля, что согласуется с их способностью к быстрому формированию установки на обучение, к высоким степеням обобщения и другим сложным когнитив­ным функциям (см. также 8.5).

Птицы. В пределах класса птиц обнаружены сходные с млекопитающими градации способности к экстраполяции — от полного ее отсутствия у голубей до высокого ее развития (на уровне хищных млекопитающих и дельфинов) у врановых птиц. Хищные птицы (Faico tinunculus, F. vespertilus, Pernis aviporus и др. виды) занимают промежуточное положение: у них уровень успешных ре­шений при первом предъявлении лишь незначительно (хотя и достоверно) превышает случайный.

Эта характеристика становится более полной и убедительной в сопоставле­нии с данными по другим видам элементарного мышления у врановых и голубей.

Врановые птицы достигают уровня развития приматов по следующим видам когнитивных тестов:

* по скорости и стратегии образования установки на обучение;

* по способности к оперированию эмпирической размерностью фигур (см. 4.6.2);

* по возможности образования довербальных понятий (см. 5);

* по способности к употреблению символов (см. гл. 5 и 6).

В отличие от них голуби — значительно более примитивно организован­ные представители класса птиц. Они не способны к решению элементарных

252

логических задач, к формированию установки на обучение и обладают край­не ограниченной способностью к допонятийному уровню обобщения. Тем не менее даже у них проявляется способность к решению наиболее простой зада­чи—к экстренной интеграции независимо образованных навыков (см. 4.8.1).

Способность к экстраполяции представляет собой относительно универсальную когнитивную функцию, в той или иной степени доступную широкому диапазону видов позвоночных, начиная с рептилий. Таким образом, самые первые и примитивные биологи­ческие предпосылки мышления человека возникли на ранних эта­пах филогенеза позвоночных.

Более высокоорганизованные животные способны к решению большего числа когнитивных тестов и справляются с более слож­ными логическими задачами. Это соответствует представлениям Л. В. Крушинского о том, что эволюция элементарной рассудочной деятельности животных шла, по-видимому, в направлении увеличения числа «законов», которыми животное способно оперировать.

8.3. Рассудочная деятельность и сложность строения мозга

Л.В. Крушинский и его сотрудники в 70-е годы XX века предпри­няли исследование морфофизиологических основ элементарной рас­судочной деятельности животных. Эти работы включали сопоставле­ние сложности строения высших ассоциативных структур переднего мозга птиц и млекопитающих с уровнем развития у них способности к рассудочной деятельности. На основе таких сопоставлений была изучена роль отдельных образований мозга в способности к экстра­поляции и в способности к обучению. Ряд работ был специально посвящен сравнению способности животных к решению элементар­ных логических задач и к обучению.

8.3.1. «Цефализация», сложность нейронного строения и уровень рассудочной деятельности

В лаборатории Л. В. Крушинского изучалась связь сложности орга­низации мозга и общего уровня эволюционного развития в классах птиц и млекопитающих. Нейроморфологические данные, накоплен­ные к 70-м годам XX в., свидетельствовали, что индекс цефализа-ции — относительный объем высших отделов мозга (новой коры у млекопитающих и гипер- и неостриатума у птиц) растет по мере повышения уровня эволюционного развития вида. Л. В. Крушинский (1986) показал, что как у птиц, так и у млекопитающих степень цефализации в пределах каждого класса позвоночных представляет

253

 

 собой существенный параметр, определяющий уровень развития рас­судочной деятельности.

А. Портман (Portmann, 1946) получил следующие величины ин­дексов относительного объема полушарий птиц: голубь — 4,0; кури-ца — 3,27; утка (Anas platirhinchos) — 6,08; сокол (Та/со tinninculus) •— 8,24; канюк {Buteo buteo) — 9,78; сорока (Pica pica) — 15,81; грач (Corvus frugilegus) — 15,68; ворона (ы) — 15,38.

У млекопитающих также обнаруживается зависимость между уров­нем развития элементарной рассудочной деятельности и относитель­ным размером мозга. Л. В. Крушинский приводит следующие величи­ны квадратического показателя головного мозга (по Я. Я. Рогинскому) для ряда видов млекопитающих: мышь — 0,0088; крыса — 0,0123; кро­лик — 0,0705; кошка — 0,195; собака — 0,464. Приматы и дельфины обладают наиболее дифференцированным и крупным мозгом среди млекопитающих.

В ряду млекопитающих происходит увеличение площади ассоциа­тивных зон коры больших полушарий, в частности префронтальной (лобной) области. Это тоже является индикатором усложнения строе­ния высших отделов мозга. Такая же закономерность описана и в от­ношении ассоциативных областей мозга птиц.

В этой связи следует отметить и еще одно немаловажное обстоя­тельство. Сравнительные исследования Л. В. Крушинского и его со­трудников (1986) показали, что нет прямой и непременной связи между степенью развития элементарной рассудочной деятельности и наличием новой коры. Мозг птиц построен по иному плану, чем мозг млекопитающих. В процессе филогенеза особого развития у них дос­тигли новые, отсутствующие у млекопитающих, отделы стриатума (гипер- и неостриатум— wulst), в то время как у млекопитающих сфор­мировалась новая кора. Именно за счет этих отделов стриатума увели­чился объем полушарий и переднего мозга врановых птиц

Наряду с увеличением относительных размеров высших отделов мозга, другим важным фактором, определяющим степень развития рассудочной деятельности, следует считать сложность нейронной орга­низации мозга. В филогенетическом ряду позвоночных наблюдается увеличение разнообразия нейронного строения мозга, с прогрессиру­ющим увеличением числа так называемых звездчатых нейронов (Богословская, Поляков, 1981), а также усложнение систем контак­тов между нейронами. Были выявлены особенности цитоархитектони-ки переднего мозга вороны и голубя (Крушинский и др., 1985; Воро­нов, 1996).

Особенно сложным строением отличаются нейроны гиперстриа-тума вороны. Они имеют более длинные и более извилистые дендри-ты, что определяет большее число контактов с другими клетками. Количество шипиков надендритах также значительно больше, чем на дендритах нейронов мозга голубя.

254

Специфическая особенность строения мозга птиц — так называ­ние мультинейронные комплексы (Богословская, Поляков, 1981). Это клеточные ассоциации сложной пространственной структуры, состоя­щие, по-видимому, из функционально связанных нервных элементов. Исследования Д. К. Обухова (Обухов, 1996; Андреева, Обухов, 1999) демонстрируют конкретное строение таких мультинейронных комплек­сов: у ворон они могут включать до 20 нейронов, у голубей до 10.

Б     В двух классах позвоночных — млекопитающих и птиц — услож-

Енение строения мозга в ряду видов коррелирует с повышением уровня развития их элементарного мышления. Это прослеживается и в уве­личении числа тестов, которые более развитые животные способны Г решать, и в повышении уровня сложности этих тестов.

8.3.2. Повреждение участков мозга и способность к экстраполяции

Анализ морфофизиологических основ рассудочной деятельности проводился в 60—70-е годы в лаборатории Л. В. Крушинского. В опытах Д. А. Флесса (1974) был начат фармакологический анализ способнос­ти к экстраполяции. Было показано, что введением холинолитиков она блокировалась, но сохранялась при использовании препаратов, выключающих катехоламинергическую нейромедиаторную систему мозга (даже при использовании очень высоких дозировок).

Более подробно была исследована роль различных структур мозга у животных, обладающих разной способностью к экстраполяции, в опытах с их повреждением (удалением, экстирпацией). Для анализа последствий разрушений участков мозга были выбраны представители разных классов, в пределах класса — разные виды, в пределах одного вида — разные группы животных. Часть экспериментов проводили на животных, взятых в опыт впервые, а часть — на животных, имевших до операции опыт решения задачи. Разрушались структуры, ответственные за высшие ассоциативные функции и имеющие тенденцию к развитию и усложнению в пределах своего класса: префронтальная кора млекопи­тающих, комплекс ядер переднего мозга птиц— Wulst и дорсовент-ральная область коры — у пресмыкающихся, поскольку степень их раз­вития коррелирует с уровнем способности к экстраполяции. В «конт­рольных» опытах был проанализирован эффект равных по объему разрушений других структур переднего мозга, выполняющих более элементарные функции. Эксперименты проводились на собаках (ус­пешно решающих тест на экстраполяцию), кошках (чьи показатели были ниже), воронах (имеющих высокие показатели во всех тестах), курах (тест не решают), болотных черепахах Emis orbicularis, успешно экстраполирующих (Зорина, Попова, 1978; Зорина, Федотова, 1981;

Адрианов, Молодкина и др., 1987; Очинская и др., 1988).

У млекопитающих, решавших задачу впервые, способность к экс­траполяции нарушалась при повреждении префронтальной коры (выс-

255

 

 шей ассоциативной зоны) и не страдала при повреждении других об­ластей коры.

У врановых птиц, которым тест был также предъявлен впервые аналогичные нарушения наблюдались при повреждении Wulst (комп­лекс ядер гиперстриатума (Karten, 1991), который считают функцио­нальным аналогом префронтальной коры млекопитающих), и отсутство­вали при контрольном разрушении гиппокампа (старой коры).

У рептилий (черепах) способность к экстраполяции нарушалась при экстирпации дорсовентральной области коры (зоны перекрытия сенсорных проекций разных модальностей). В мозге рептилий она вы­полняет как ассоциативные, а так и проекционные функции. При разрушении чисто проекционной области выполнение теста не нару­шалось.

После разрушений участков мозга, имеющих высшие ассоциатив­ные функции, все оперированные животные первое время решали задачу на экстраполяцию чисто случайно. Однако по мере его много­кратных повторений доля правильных обходов ширмы постепенно увеличивалась, т.е. животное обучалось навыку обхода ширмы со сто­роны движения корма (см. также ниже).

Если разрушение производили у животных, успешно решавших за­дачу до операции, способность к экстраполяции в целом сохранялась, хотя доля правильных решений снижалась. Следовательно, разруше­ние указанных структур не нарушает способности животных к обуче­нию, но практически исключает проявление способности к экстра­поляции при первом предъявлении задачи. Сходство эффектов разру­шений у представителей всех трех классов отражает, по-видимому, общность процессов, лежащих в основе решения этого теста.

В опытах с птицами в качестве «контрольной» структуры, разру­шение которой не должно было изменить уровня решения задачи на экстраполяцию, была выбрана старая кора (гиппокамп). В главе 3 (см. 3.4.3) было показано, что повреждение этой структуры у птиц и мле­копитающих существенно ухудшает процесс запоминания. В наших опы­тах при разрушении гиппокампа поведение ворон (не имевших опыта решения задачи до операции) не изменялось ни в первом, ни при повторных предъявлениях теста на экстраполяцию. У кур (низкий уро­вень рассудочной деятельности) свойственное им постепенное фор­мирование условно-рефлекторного навыка обхода ширмы после раз­рушения гиппокампа замедлялось, в то время как при разрушении гиперстриатума их поведение не изменялось.

Сходным образом разрушение хвостатого ядра не ухудшало реше­ния задачи на экстраполяцию у кошек, но ослабило эту способность у крыс (выраженную слабо даже в норме).

ЕЗ

J1     У представителей млекопитающих, птиц и рептилий выявле-в ны структуры мозга, в наибольшей степени связанные с осуще-

256

п ствлением решения задачи на экстраполяцию. Их разрушение прак-tJ тически исключает проявление способности к экстраполяции при первом предъявлении задачи, ухудшает показатели животных, ре­шавших задачу до операции, но не препятствует обучению при многократных предъявлениях. Различие влияний на рассудочную деятельность и на обучение сходным задачам позволяет говорить об участии в этих процессах разных нейрофизиологических меха­низмов. Сходство эффектов разрушений у представителей всех трех классов отражает общность процессов, лежащих в основе реше­ния этого теста.

Сопоставление решения задачи на экстраполяцию и обучения сход­ному навыку проводилось и в других экспериментах.

8.4. Сопоставление способности к экстраполяции и к обучению. Роль экологических факторов в успешности решения тестов

Решение элементарных логических задач, даже при их повторных предъявлениях, представляет собой самостоятельный феномен, по сво­ей природе отличный от других форм индивидуально-приспособитель-ного поведения, в частности от инструментального обучения. Об этом свидетельствуют отличия в поведении животных в контрольных тестах, которые по своей структуре сходны с элементарной логической зада­чей, за исключением того, что в них отсутствует логическая структу­ра. «Решить» такой тест при первом предъявлении невозможно, безо­шибочного выполнения его можно достичь только путем обучения ме­тодом проб и ошибок. Выше (см. 4.6.3, рис. 4.16) был описан такой контрольный опыт для теста на оперирование эмпирической размерно­стью фигур. Подобному контролю подвергали и тест на экстраполяцию.

В поведении мышей при обучении навыку отыскания исчезнувше­го корма и при решении теста на экстраполяцию также выявлены существенные различия (Крушинский и др., 1982). Была обнаружена группа мышей, носителей хромосомной мутации (подробнее см. 9.2 и рис. 9.1), у которых доля правильных решений теста на экстраполя­цию достоверно превышала случайный уровень. Их поведение срав­нивали с мышами линии СВА, которые решали тест на 50%-м слу­чайном уровне.

В тесте на экстраполяцию мышь может следить за направлением исчезновения корма, затем она идет либо в «правильном» направле­нии — в сторону исчезновения корма, к соответствующему боковому отверстию в стенке камеры, либо в противоположном направлении. Контрольный тест на обучение навыку обходить ширму с определен­ной стороны проводился в той же камере, что и исследование спо­собности к экстраполяции (см. рис. 4.12); он был сходен с тестом на

257

17-5198

 

 экстраполяцию по структуре. Мышь также начинала пить молоко из поилки, которую от нее закрывали (т.е. как и в основном тесте пре­кращали доступ к корму), однако никакого движения кормушки в поле зрения мыши не происходило. Подкрепление мышь находила всегда около одного из боковых отверстий. После этого она снова под­ходила к центральному отверстию и т.д., 10 раз за опытный день.

Уже после трех дней обучения у мышей обеих групп время подхо­да к поилке сократилось, у них сформировался инструментальный пи-щедобывательный УР на место подкрепления. В тестах на экстраполяцию за такой же период время подхода к поилке у мышей разных групп изменилось по-разному: у «способных» к экстраполяции мышей с хромосомной мутацией оно практически не изменилось, тогда как у неспособных мышей СВА оно сократилось.

Мыши СВА обучились быстрее перебегать к боковым отверстиям, хотя по-прежнему (и к третьему опыту) они не улавливали логической структуры задачи (доля правильных решений у них осталась на слу­чайном уровне).

Мыши с мутацией (успешно усвоившие такой инструменталь­ный навык в специальном тесте на обучение) к третьему опытному дню в тесте на экстраполяцию не стали бегать быстрее. По-видимому, каждое решение задачи у них осуществлялось не на основе выполне­ния выученного двигательного навыка, а на основе улавливания логи­ческой структуры теста. Такое поведение не обязательно влечет за собой ускорение подхода к пище при повторениях.

г     Адаптивные реакции поиска пищи у лабораторных мышей мо-j гут происходить как на основе способности к экстраполяции, так и | на основе более простого механизма, на основе инструментального С обучения. Эксперимент позволяет четко разделить эти два механизма.

Прямые свидетельства различий в механизмах обучения и способ­ности к решению элементарных логических задач были получены так­же в опытах с врановыми птицами. Оказалось, что молодые птицы неспособны к решению задачи на экстраполяцию и ОЭРФ, и такая способность обнаруживается у них не ранее, чем в годовалом возрасте. В то же время способность к обучению — выработке простых и диффе-ренцировочных УР, их сложных «систем» и т.п. — обнаруживается уже у 3-месячных птенцов. Сроки «созревания» способности к элементар­ному мышлению у ворон совпадают с окончанием процесса миели-низации проводящих путей в переднем мозге и появлением наиболее крупных мультинейронных комплексов (Зорина, Крушинский, 1987;

Воронов, 1996).

Особенности экологии вида и способность к элементарному мыш­лению. При анализе механизмов решения элементарных логических задач неизменно возникал вопрос о том, в какой мере их можно от­нести за счет наличия или отсутствия способности к рассудочной дея-

258

цельности, а в какой они являются результатом каких-то иных ме­ханизмов, в том числе частных экологических адаптации. Вопрос чаще зсего возникал в связи с анализом решения задачи на экстраполяцию и требовал специального анализа. Данные по способности к экстрапо­ляции у представителей разных систематических групп были сопо­ставлены с особенностями кормовой специализации.

Рассмотрим некоторые примеры. Одним из аргументов в пользу «эко­логической» трактовки данных о способности вида к экстраполяции было существование специализации в добыче пищи. В репертуар видос-пецифического поведения ряда животных (особенно хищных) входит преследование движущейся добычи. Однако оказалось, что наличие или отсутствие хищнического поведения не является решающим фактором в определении уровня рассудочной деятельности животного. У рыб спо­собности к экстраполяции не обнаружено, хотя тестированы были как хищные виды (цихлидовые), так и травоядные (караси). Напротив, столь же контрастные по способу питания черепахи — Emis orbicularis и Clemmis caspica — хищные виды и Testudo horsfield — травоядный — задачу на экстраполяцию решают успешно (Очинская, 1971).

Отметим, что у целого ряда видов существуют видоспецифичес-кие механизмы, позволяющие им экстраполировать направление (ви­димого) движения объектов. Такой механизм обеспечивает добычу пищи у амфибий, которые ловят насекомых на лету, однако не помо­гает им экстраполировать направление движения скрывшегося кор­ма, так как для решения этой задачи необходимо уловить связь между пищевым стимулом и изменением его положения на видимом отрезке движения, а затем принять решение о направлении его движения на скрытом от глаз участке.

Наконец, задачу на экстраполяцию уверенно решают дельфины, хотя ни способ питания, ни весь образ жизни этих животных не со­здают для этого никаких специальных предпосылок (Флесс и др., 1987).

Особенности врожденного поведения, обеспечивающие кор­мовую специализацию животных данного вида, не могут быть ре­шающим фактором, обеспечивающим наличие способности к эк­страполяции.

Вторым важным подходом к анализу этой проблемы было сопо­ставление результатов решения тестов, отражающих существование разных форм рассудочной деятельности, помимо способности к экс­траполяции. Хищные млекопитающие и врановые птицы успешно справляются с задачей на экстраполяцию, и можно было бы предпо­ложить, что общие для экологии этих животных особенности — хищ­ничество и умение осваивать новые виды корма — играют в этом ведущую роль. В то же время и волки, и врановые птицы должны были бы в одинаковой степени быть знакомыми с таким свойством, как «эмпирическая размерность фигур» (наличие в окружающем их мире

259

 

 объемных и плоских предметов). Однако врановые птицы оказались способными решить тест на ОЭРФ (см. 4.6.2.3), тогда как волки его не решали. Таким образом, возможность сравнивать уровень развития эле­ментарной рассудочной деятельности врановых и хищных млекопита­ющих не только по способности к экстраполяции, но и по другим тестам позволила более полно охарактеризовать этих животных. Наря­ду с этим она стала веским аргументом против «экологического» объяс­нения их высокой способности к экстраполяции в пользу другой точ­ки зрения, которую сформулировал Л. В. Крушинский (см. 8. 3).

Уровень развития рассудочной деятельности находится в пря­мой связи с уровнем структурно-функционального развития моз­га и определяет не только способность решать специальные тес­ты, но также и потенциальные возможности вида к адаптации в меняющейся среде обитания.

8.5. Элементарное мышление человекообразных и низших обезьян

Рассмотренные выше вопросы касались уровня элементарной рас­судочной деятельности у животных разного уровня организации моз­га — рыб, рептилий, птиц и млекопитающих. Наибольшего развития элементарное мышление достигает у приматов. Исследования психи­ческих функций этих животных многочисленны и разносторонни. В то же время и среди представителей этого отряда выделяются человеко­образные обезьяны, весь спектр когнитивных способностей которых значительно выше, чем у всех остальных представителей животного мира, в том числе и других приматов.

В какой же степени уровень развития мышления человекообраз­ных обезьян приближается к человеческому? Этот вопрос всегда был предметом ожесточенных дискуссий. Необходимость подчеркивать на­личие качественных различий между психикой человека и его бли­жайших родственников, человекообразных обезьян, составляла один из краеугольных камней и зоопсихологии, и биологии в целом. Такие же соображения заставляли многих авторов отрицать глубокие разли­чия между антропоидами и остальными приматами.

Рассмотренные нами исследования последней трети XX века вне­сли коррективы в эти представления. Они свидетельствуют о глубоких различиях когнитивных способностей высших и низших приматов, ко­торые прослеживаются на всех изученных в настоящее время уровнях:

* все виды антропоидов достоверно отличаются от остальных ви­дов приматов по скорости формирования установки на обуче­ние (см. рис. 8.1);

* ни у одного вида низших узконосых обезьян не отмечено спон­танного использования орудий при содержании в лабораторных

260

полусвободных условиях (Фирсов, 1973; 1993), тогда как ант­ропоиды (и в природе, и в лаборатории) прибегают к ним постоянно и в самых разнообразных формах (Келер В., 1925;

Ладыгина-Коте, 1959; Гудолл, 1992 и др.);

• Для человекообразных обезьян характерно целенаправленное применение орудий в соответствии с «мысленным планом» и предвидение результата своих действий, тогда как у низших обезьян преобладает случайное манипулирование ими (Ладыги­на-Коте, 1959; Фирсов, 1973; Visalberghi et al., 1995);

• шимпанзе превосходят низших узконосых обезьян по способ­ности к формированию довербальных понятий (Фирсов, 1972;

1987; 1993; Малюкова и др., 1990; 1992), а также к усвоению и использованию символов (Savage -Rumbaugh, et al., 1993).

•» шимпанзе способны к самоузнаванию, к оценке и пониманию знаний и намерений других особей (и человека) и могут ис­пользовать эти свойства в своих социальных контактах, в том числе для воздействия на других членов сообщества («социаль­ное манипулирование» и «обман»). У низших обезьян все пере­численные элементы практически отсутствуют (Povinelli et al., 1991; 1992;1993; 1994; Tomasello, Call, 1998; см. гл. 7).

Таким образом, согласно современным данным, можно с уверен­ностью утверждать, что по всем наиболее сложным проявлениям выс­ших когнитивных способностей антропоиды принципиально превос­ходят других приматов.

Столь же заметные изменения произошли в представлениях о том, в какой степени психика антропоидов приближается к человеческой. Способность шимпанзе к образованию довербальных понятий (гл. 5), а также к использованию символов (гл. 6) позволяет им усваивать простейшие языки для общения с человеком. Присущие знаковым системам, которые они усваивают, свойства перемещаемости и про­дуктивности (см. гл. 6) свидетельствуют о том, что в основе употребле­ния символов лежат не образные, а отвлеченные представления. Шим­панзе и другие антропоиды овладевают словарем в несколько сотен «слов», из которых они строят грамматически правильные предложе­ния, а при соответствующем режиме воспитания, введенном не позд­нее 10-месячного возраста, могут научиться с первого же раза пони­мать адресованные им самые разнообразные устные фразы и выпол­нять заключенные в них указания экспериментатора.

Они делают это не за счет «зазубривания» определенных ко­манд, а подобно детям: усваивают значения слов независимо от контекста и связывают их не с конкретным предметом или дей­ствием, а с отвлеченным представлением о любых вариантах дан­ного стимула или действия.

261

 

 Все это свидетельствует о том, что даже высшая форма психики человека — речь, основанная на абстрактно-логическом мышлении имеет биологические предпосылки, и ее зачатки в определенной сте­пени представлены у современных антропоидов.

Принципиальное значение имеет также тот факт, что и способ­ность узнавать себя в зеркале, и «осмысленное» применение орудий и умение предвидеть действия партнера формируются у шимпанзе в возрасте 4—4,5 лет. Именно в этот период достигает своего максималь­ного развития и овладение языками-посредниками.

Элементарное мышление антропоидов (как и более прими­тивных животных) — это системная функция мозга, которая оп­ределяется уровнем его организации и проявляется в разных функ­циональных сферах и при выполнении различных операций.

Самостоятельный интерес представляет характеристика высших когнитивных функций других высокоорганизованных позвоночных, прежде всего дельфинов. Их поведение и психика сделались объектом внимания психологов и физиологов гораздо позднее, чем большин­ства лабораторных животных, да и работа с ними требует особых ма­териальных и технических затрат. Тем не менее полученные к настоя­щему времени данные уверенно позволяют оценить рассудочную дея­тельность этих животных как одну из самых высоких по степени развития. То же самое (хотя и в меньшей степени), можно сказать и о птицах — врановых и попугаях. Исследований на них пока очень мало, но можно уверенно утверждать, что по уровню развития рассудочной деятельности эти птицы существенно превосходит хищных млекопи­тающих и достигают уровня низших узконосых обезьян. Опыты И. Пеп-перберг по обучению попугая общению с человеком, а также исполь­зование воронами цифр для маркировки множеств в работе Зориной и Смирновой (2000) позволяют с известной осторожностью предпо­ложить, что по способности к простейшей символизации эти птицы приближаются к антропоидам.

РЕЗЮМЕ

Рассмотренные вопросы, касающиеся универсальности спо­собности животных к элементарной рассудочной деятельно­сти, особенностей морфофизиологических механизмов это­го явления, роли экологической специализации в проявлении способностей к элементарному мышл


Перейти в форум

Категория: Учебное издание | Добавил: Admin (18.08.2007) | Автор: Зоя Александровна Зорина Инга Игоре
Просмотров: 2923 | Рейтинг: 4.0/1 |
Ссылки на документ, для вставки на форум или к себе на страницу.
Для форума BB-Code
Ссылка

»Форма входа
Логин:
Пароль:
»Календарь
»Спонсор
Достойный заработок в интернете. Регистрируйтесь и не пожалеете! Я уже в этом убедился, советую и Вам! Удачи!!!

Дополнительный зароботок в интернете
»Поиск
»Спонсор
»Друзья сайта
  Все материалы Книги, Статьи, Рефераты, Дмпломы, находящиеся на сайте Psychologiya.ucoz.RU Администрация\Пользователи проекта использовали обратные ссылки при использовании материалов из других источников, или указывали на автора.Использование материалов сайта ПРИВЕТСТВУЕТСЯ, Только с обратной АКТИВНОЙ ссылкой на Сайт.
Получить свой бесплатный сайт в UcoZ Psychologiya.ucoz.RU © 2007- Получить свой бесплатный сайт в UcoZХостинг от uCoz