google.com, pub-9722435618707273, DIRECT, f08c47fec0942fa0 Cайт юмора и развлечений (все для отдыха)
Всё о Психологии. Психолог и "Я"
Гость | RSS
   В избранное | Стартовая
»Меню сайта

»Спонсор
HashFlare
»Наш опрос
Вы ещё вернётесь на сайт?
Всего ответов: 639
»Статистика

Яндекс цитирования
Онлайн всего: 1
Из них Гостей: 1
Пользователей: 0



Поздравляем иминиников

bobrikalexin(33)
»Спонсор
Неплохой заработок в Интернете без обмана.
»Главная » Библиотека » Зоопсихология » Учебное издание » 4 - Зоопсихология

4 - Зоопсихология



4 - Зоопсихология

 

2.11.1. Основные направления этологических исследований

Этология развивалась сначала как альтернатива строго лаборатор­ной науке — сравнительной психологии. Благодаря контакту этологии с популяционной биологией и генетикой возник ряд современных направлений науки о поведении, например социобиология. Первона­чально, вплоть до 60-х годов XX века, существовала достаточно ак­тивная конфронтация этологов и приверженцев сравнительной пси­хологии, однако со временем были предприняты вполне удачные по­пытки синтеза этих направлений с целью создания общей науки о поведении животных. Одной из наиболее полных и до сих пор не уста­ревших книг по поведению животных является монография Р. Хайнда (1975), целью которой было именно непротиворечивое изложение огромного количества данных, накопленных учеными разных направ­лений. Рассмотрим основные направления этологии.

Приспособительное значение поведения — одна из центральных проблем этологии. Например, английские этологи в течение многих лет подробно изучали поведение разных видов морских птиц, в осо­бенности систему их приспособлений к борьбе с хищниками.

Основная цель этих работ - понять, каким образом отдельные ре­акции способствуют сохранению вида и под влиянием каких факто­ров среды они сформировались в процессе естественного отбора.

Индивидуальное развитие поведения. Вопрос о роли врожденного и приобретенного в поведении на протяжении десятилетий был дис­куссионным. Этологи подошли к решению этой проблемы со строгих генетических позиций.

Подобно любому морфологическому признаку организма, пове­денческие признаки развиваются на основе генетической програм­мы с большим или меньшим воздействием внешних факторов.

Применяя метод воспитания детенышей в изоляции от действия определен­ных факторов внешней среды (например, без контакта с сородичами или без доступа к какому-то виду пищи), они показали, что одни признаки поведе­ния — инстинктивные действия — развиваются у животного независимо от индивидуального опыта или же требуют воздействия среды лишь в определен­ный чувствительный период развития Другие же признаки, хотя и имеют явную генетическую программу, могут полностью проявиться только при дополнительном обучении (см также гл 9).

Эволюцию поведения этологи изучают путем сопоставления ин­стинктивных действий у животных разных видов, относящихся к раз-

52

ным, иногда близким, а иногда удаленным друг от друга таксономи­ческим группам.

Сравнительный метод позволяет проследить происхождение таких движений подобно тому, как устанавливается происхождение мор­фологических признаков в сравнительной анатомии.

Классическим исследованием такого рода можно считать описание церемонии ухаживания у 16 видов уток, выполненное К. Лоренцем.

Общественное поведение животных. Особое направление этоло­гических исследований составляет изучение внутригрупповых отно­шений.

Многообразные и сложные инстинкты обеспечивают как рассредо­точение животных в пространстве, так и поддержание порядка при жизни в сообществе.

Начало этим работам было положено наблюдениями Лоренца за полуручными птицами у него дома — галками и гусями. Отслеживая поведение птиц с момента вылупления, Лоренц убедился, что мно­гие элементы его появляются сразу или вскоре после рождения, не требуя для своего формирования специального обучения или трени­ровки. Опыты с воспитанными в неволе утками и гусями позволили ему обнаружить явление запечатления (импринтчнга), занявшее важ­ное место в более поздних представлениях о формировании поведе­ния. Опыты с колонией полуручных галок и ручными воронами по­служили материалом для первой крупной работы К. Лоренца о зако­номерностях внутривидовых отношений у птиц. Эта работа положила начало той области этологии, которая занимается изучением структу­ры сообществ у животных.

Задачи этологии. Н. Тинберген (Tinbergen, 1963) четко определил круг основных проблем, которые должна изучать этология и вокруг которых на деле концентрируются интересы практически всех иссле­дователей поведения. Анализ поведенческого акта, по мнению Тин-бергена, можно считать полноценным, если после разностороннего описания его феноменологии исследователь получит возможность от­ветить на следующие 4 вопроса:

* какие факторы регулируют проявление данного поведения;

* каков способ его формирования в онтогенезе;

* каковы пути его возникновения в филогенезе;

* в чем состоят его приспособительные функции?

Эти знаменитые «4 вопроса Тинбергена» фактически являются лако­ничной формулировкой теоретической основы всей современной на­уки о поведении. Для полноценного ответа на эти вопросы исследова-

53

 ние должно базироваться на количественной оценке данных с анализом результатов в сравнительном аспекте и с обязательным учетом экологи­ческой специфики вида; необходимо также анализировать филогенетичес­кие корни и особенности онтогенеза данной формы поведения.

Методы этологических исследований. Полное описание поведе­ния (с использованием объективных методов регистрации — магни­тофонных записей, кино- и видеосъемки, хронометража) берется за основу составления этограммы — перечня характерных для вида по­веденческих актов. Этограммы животных разных видов подвергаются сравнительному анализу, который лежит в основе изучения эволюци­онных и экологических аспектов поведения. Для этой цели этологи используют все многообразие видов животных — от беспозвоночных до человекообразных обезьян. В 70-е годы были начаты этологические исследования поведения человека (работы И. Эйбл-Эйбесфельда; см. также: Гороховская, 2001; Этология человека, 1999).

2.11.2. Основные положения этологии

В качестве единиц инстинктивного поведения этологи выделяют так называемые «фиксированные комплексы действий» (fixed action patterns). К. Лоренц называл их «наследственными координациями» или «эндогенными движениями».

Это видоспецифические (одинаковые у всех особей данного вида), врожденные (т.е. проявляющиеся в «готовом виде», без предваритель­ной тренировки), шаблонные (т.е. стереотипные по порядку и форме исполнения) двигательные акты.

При изучении формирования поведения этологи опираются на пред­ставление о структуре поведенческого акта, предложенное еще в начале 20-х годов американским исследователем Уоллесом Крэгом.

У животного в определенный период развивается состояние той или иной специфической мотивации (пищевой, половой и др.). Под ее влиянием формируется так называемое «.поисковое поведение» (см. ниже), и в результате животное отыскивает «ключевой раздражитель», реак­ция на который («завершающий акт») заканчивает данный этап цепи поведенческих действий.

Этологи считают, что поведение животного — это не всегда ре­акция на внешние раздражители. Во многих случаях, достигнув со­стояния специфической готовности к какому-то виду деятельности (например, готовности к размножению), оно активно ищет стиму­лы — ключевые раздражители, при действии которых эта деятель­ность могла бы осуществиться. Так, в начале сезона размножения самцы территориальных видов птиц выбирают место для гнезда и охраняют занятый участок, ожидая появления самки. У ряда видов, образующих пары лишь на один сезон, самец в начале весны должен разыскивать самку.

54

Поисковое поведение представляет собой изменчивый комплекс реакций и характеризуется «спонтанностью» (проявляется главным об­разом под влиянием внутренних стимулов) и пластичностью выпол­няемых во время него движений. Поисковая фаза оканчивается, когда животное достигнет ситуации, в которой может осуществиться следу­ющее звено данной цепи реакций.

Например, выбор гнездовой территории птицей иногда ограни­чивается перелетом в определенное, ранее уже использованное мес­то; в других случаях требуются и длительные поиски, борьба с други­ми самцами, а при поражении — выбор нового участка. Поисковая фаза, как и завершающий акт, строится на врожденной основе. В ходе онтогенеза эта основа дополняется приобретенными реакциями. Имен­но поисковое поведение является средством индивидуального при­способления животных к окружающей среде, причем это приспособ­ление бесконечно разнообразно по своим формам.

Основу формирования поискового поведения в онтогенезе состав­ляют такие процессы, как привыкание и обучение во всех его много­образных формах. Именно к поисковой фазе поведенческого акта отно­сятся и проявления элементарной рассудочной деятельности, когда для достижения цели животное в новой для него ситуации оперирует ра­нее сформировавшимися понятиями и уловленными им эмпиричес­кими законами, связывающими предметы и явления внешнего мира (Крушинский, 1986).

В отличие от вариабельного по форме поискового поведения не­посредственное осуществление стоящей перед животным цели, удов­летворение руководившего им побуждения происходит в виде видо-специфических ФКД. Они лишены приобретенных элементов и могут совершенствоваться в онтогенезе только за счет созревания ответствен­ных за них структур мозга, но не за счет обучения.

Типичные примеры таких ФКД — различные формы угрожающего и полового поведения, специфические позы «выпрашивания пищи», подчинения и др. Именно реакции типа завершающих актов и представля­ют собой, по Лоренцу, инстинктивные движения в чистом виде, как это было определено выше. Как уже указывалось, такие реакции часто оказываются филогенетически более консервативными, чем многие морфологические признаки. Примером их служит одновременное вытяги­вание крыла и ноги, а также шеи и крыла, наблюдаемое у птиц всех видов.

В     Этология рассматривается как одна из основ современной ней-

Вробиологии. Благодаря этологии появились новые эффективные модели для исследования физиологических процессов, прежде всего С памяти.

Современная этология включает более широкий диапазон иссле­дований — от нейроэтологии до этологии человека (Этология челове-

55

 ка, 1999). Исследование сложнейших коммуникативных процессов у животных получило название когнитивной этологии.

2.11.3. Значение работ этоаогов для оценки рассудочной деятельности животных

Оценка рассудочной деятельности первоначально не входила в задачи классической этологии. Тем не менее основоположники этоло­гии решали для себя положительно вопрос о наличии у животных элементарного разума. К. Лоренц, в частности, в своей знаменитой книге «Человек находит друга» (1992) приводит множество примеров проявления интеллекта у собак.

^     п

г+^ Лоренц определял интеллект животных как способность к рацио-нальным действиям. Он писал, что «снижение роли инстинктов, исчезновение жестких рамок, которыми определяется поведение большинства животных, было необходимой предпосылкой для по­явления особой, чисто человеческой свободы действий».

Следует напомнить и известны с конца 40-х годов работы ближай­шего коллеги К. Лоренца — О. Колера о способности птиц к обобще­нию количественных и числовых признаков (см. 2.8).

Наблюдения этологов внесли существенный вклад в современ­ные представления о проявлениях разума в поведении животных. Бла­годаря систематическим исследованиям поведения животных разных видов в естественной среде обитания накапливались данные о том, что их разум действительно играет реальную роль в обеспечении адап­тивности поведения. Особенно ярко и полно это описано в наблюде­ниях Дж. Гудолл (см. 2.1.4 и 7.5). Кроме того, знание полного реперту­ара поведенческих актов данного вида позволяло, в соответствии с «каноном Ллойда-Моргана», отбросить те случаи, которые ошибоч­но расценивались как «разумные», а на самом деле были отражением некой «готовой» программы, ранее не известной наблюдателю. Осо­бый интерес представляют полученные этологами данные о поведе­нии высших обезьян.

2.11.4. Исследование поведения человекообразных обезьян в естественной среде обитания

Интерес к поведению высших обезьян в естественной среде оби­тания биологи проявляли еще в середине XX века. Первая серьезная попытка была предпринята в 1930 году по инициативе американского приматолога Р. Йеркса, который на два с половиной месяца отправил своего сотрудника Генри Ниссена во Французскую Гвинею для орга­низации полевых наблюдений за шимпанзе. Однако систематические исследования, длительностью от нескольких месяцев до нескольких

56

десятилетий, начались только в 60-е годы XX века, когда в них nocie-пенно включились десятки ученых разных стран. Наиболее весомый вклад в изучение поведения популяции горных горилл в Танзании вне­сли английский этологДж. Шаллер (1968) и американская исследова­тельница Д. Фосси (1990). Этим ученым удалось сделать довольно пол­ное описание разных сторон жизни этих обезьян, проследить многие судьбы от рождения до самой смерти и наряду со всем остальным зафиксировать проявления разума в привычной для них среде обита­ния. Их наблюдения подтвердили, что многочисленные рассказы об уме обезьян — это вовсе не исключение и не фантазия наблюдателей. Оказалось, что в самых разных сферах своей жизнедеятельности обе­зьяны прибегают к сложным действиям, включающим составление плана, и предвидят их результат.

Гораздо большее внимание было уделено изучению поведения шимпанзе. Их наблюдали в нескольких районах Африки десятки уче­ных. Наиболее крупный вклад в понимание поведения этих обезьян внесла выдающаяся английская исследовательница — этолог Джейн Гудолл (род. 1942 г.).

Джейн Гудолл начала свои исследования в 1960 году, чуть позже Д. Шаллера, совсем молодой 18-летней девушкой. В начале работы у Джейн не было помощников, и с ней поехала в Африку мать, чтобы не оставлять дочь одну. Они разбили палатку на берегу озера, в долин^ Гомбе-Стрим, и Джейн приступила к наблюдениям за свободно живущи­ми шимпанзе. Потом, когда ее данными заинтересовались во всем мире, у нее возникли тесные контакты с коллегами, приезжавшими из разных стран, а главными помощниками стали местные зоологи — танзанийцы.

В своих взаимоотношениях с шимпанзе Дж. Гудолл прошла три этапа. Долгие недели она бесплодно бродила по лесам, не встречая обезьян или только слушая издали их крики. На этом этапе она старалась лишь преодо­леть естественный для диких животных страх, потому что обезьяны просто разбегались при ее появлении. Через некоторое время они перестали убегать при виде девушки и явно заинтересовались ею. Сначала шимпанзе пытались угрожать ей, однако эти реакции со временем угасли, и они стали встречать Гудолл как сородича: при ее появлении не убегали, а издавали особый при­ветственный крик, в знак дружелюбия раскачивали ветви деревьев, а в не­которых случаях вообще не обращали на нее внимания, реагируя как на «свою». А потом наступил долгожданный момент, когда кто-то из обезьян первый раз коснулся ее руки. Все долгие десятилетия после этого знамена­тельного дня обезьяны воспринимали присутствие исследовательницы как нечто само собой разумеющееся. Также спокойно они переносили и появле­ние ее коллег. В первые годы работы Гудолл активно поощряла непосред­ственные контакты шимпанзе с человеком. Однако с течением времени ста­новилось очевидным, что работы в Гомбе-Стрим будут продолжаться и рас­ширяться и в них будут участвовать все новые исследователи. Ввиду этого было решено отказаться от такой практики и не подвергать людей риску нападения этих чрезвычайно сильных и ловких животных. Во избежание воз­можных осложнений впредь было решено не подходить к шимпанзе ближе, чем на 5 метров, и уклоняться от установления прямых контактов.

57

 С годами методы и направления работы группы Дж 1 удолл менялись. На­пример, несколько лет обезьян подкармливали бананами в специальном пун­кте недалеко от лагеря. Это помогло выявить особенности, которые остались бы неизвестными, если бы ученые ограничились только наблюдениями за естественным поведением обезьян (см гл 7)

Длительные наблюдения дали Дж. Гудолл возможность хорошо «познакомиться» со всеми членами группы. В ее книге «Шимпанзе в природе: поведение» (1992) прослеживаются «биографии» и судьбы десятков отдельных особей на протяжении десятилетий, иногда от рождения до смерти. Нет, пожалуй, ни одной стороны поведения шимпанзе, которая осталась бы за пределами ее внимания. Благодаря работе Дж. Гудолл мы узнали:

• как шимпанзе общаются друг с другом и поддерживают поря­док в своих группах;

• как воспитывают детенышей;

• чем питаются;

• как протекают контакты с соседними группами и с животны­ми других видов.

Наряду с детальным описанием всех видоспецифических форм индивидуального, репродуктивного и социального поведения шим­панзе автор внимательно анализирует роль индивидуально-приспо-собительных факторов. Большое внимание в книге уделено описанию того, как происходит формирование необходимых навыков у дете­нышей, какова роль подражания в обучении не только молодняка, но и взрослых особей.

Многие наблюдения Гудолл свидетельствуют об уме этих живот­ных, их способности экстренно, «с ходу», придумывать неожидан­ные решения новых задач. Целая глава ее книги посвящена «социаль­ному сознанию» шимпанзе, их способности предвидеть последствия своих действий, прибегать к различным маневрам и даже обману при обще­нии с сородичами (см. 7.5).

Таким образом, регулярные наблюдения за поведением живот­ных в привычной для них среде обитания привели Дж. Гудолл и ряд других этологов к следующему представлению:

для человекообразных обезьян характерно рассудочное поведе­ние, включающее умение планировать, предвидеть, способность выделять промежуточные цели и искать пути их достижения, вычленять существенные моменты данной проблемы.

Другие доказательства того, что в естественном поведении шим­панзе есть элементы, удовлетворяющие этому критерию, приводит Л. А. Фирсов (1977) на основе наблюдений за ними в неволе и в приближенных к естественным условиях.

58

Современные предсгавления о высших психических функциях животных основаны на разноплановом комплексе знаний, почерпнутых как из экспериментов, так и из наблюдений этологов за их поведением в природной среде обитания.

2.12. Основные гипотезы об эволюции психики

Завершая краткий очерк истории исследований рассудочной дея­тельности животных, необходимо особо упомянуть о том, как фор­мировались представления о возникновении этой формы психики в процессе эволюции.

С появлением эволюционного учения Дарвина проблема «эволюции психики» стала одной из центральных в зарождающейся психологии животных.

Дарвин считал, что признаки поведения, как и морфологические признаки, характеризуются наследственной изменчивостью. Они так­же могут формироваться в эволюции «путем медленного накопления многочисленных слабых, но полезных уклонений», которые «обязаны своим возникновением тем же причинам, какие вызывают изменения в строении тела». Свою мысль Дарвин подробно проиллюстрировал, описав вероятный путь эволюционного происхождения инстинкта размножения у кукушки, строительного инстинкта пчел и «рабовла­дельческого» инстинкта муравьев, а также выразительных движений у человека. Чарлз Дарвин одним из первых высказал гипотезу о нали­чии у животных элементов мышления. Этот вопрос имел для него принципиальное значение, поскольку был связан с вопросом о про­исхождении человека. Выдвигая в «Происхождении видов» тезис о наличии у животных зачатков разума, он называл это свойство «спо­собностью к рассуждению» (reasoning) и полагал, что оно так же при­суще животным, как инстинкты и способность к формированию ас­социаций (т.е. к обучению). В книге «Происхождение человека и поло­вой отбор» (1896) Дарвин обращал внимание на то, что «из всех человеческих способностей разум, конечно, ставится на первое место. Но весьма немногие отрицают в настоящее время, что и животные обладают некоторой степенью рассуждающей способности (reasoning. — Прим. авт.)», а не только инстинктами и способностью к образова­нию ассоциаций. Он подчеркивал, что «разница между психикой чело­века и высших животных, как бы она ни была велика, это, конечно, разни­ца в степени, а не в качестве».

Однако в научном мире с момента своего появления эта гипотеза вызывала серьезные возражения и до сих пор не получила оконча­тельного признания ни у физиологов и психологов, ни, в особеннос­ти, у философов. Одна из причин этого — опасение быть обвиненны­ми в антропоморфизме, другая — догматическая убежденность мно-

59

 гих в уникальности высших психических функций человека. Между тем эти возражения не обоснованны, так как

уникальность уровня развития психических способностей человека никогда не оспаривается в исследованиях разума животных.

Алексей Николаевич Северцов (1866—1936), выдающийся русский биолог, был одним из многих эволюционистов, которые поддержи­вали и развивали взгляды Дарвина. В его книге «Эволюция и психика» (1922) проанализированы возможные пути эволюционных изменений поведения. По его мнению, существует два основных способа приспо­собления живых организмов (и животных, и растительных) к измене­ниям окружающих условий:

• наследственные изменения — значительные приспособитель-ные изменения строения и функций; развиваются медленно и отражают приспособления к медленно протекающим и весьма постепенным преобразованиям среды;

* ненаследственные функциональные изменения строения, по­средством которых организм может приспособиться к незна­чительным, но быстро возникающим изменениям внешних ус­ловий.

jfj У животных есть еще один способ приспособления к изменениям •-•"•• окружающих условий — изменение поведения.

Северцов дает схематическую классификацию возможных путей изменения приспособленности животных к меняющейся окружаю­щей среде:

* наследственные приспособления к очень медленным измене­ниям среды:

— наследственные изменения строения;

— наследственные изменения поведения без изменения строе­ния (рефлексы и инстинкты);

* ненаследственные приспособления к сравнительно быстрым из­менениям среды:

— структурно-функциональные изменения;

— изменения поведения животных «разумного типа».

Северцов выделял три основных типа психической деятельнос­ти — рефлексы, инстинкты и деятельность «разумного типа».

Наследственные изменения поведения (рефлексов и инстинктов) протекают в ходе эволюционного процесса так же медленно, как и наследственные изменения строения тела. В то же время, как отмечает Северцов, у высших позвоночных животных широко распространены

60

ействия, которые он обозначает условным термином «разумные». В на­иболее простой, «низшей» форме — это простые условные рефлексы. у более высокоорганизованных животных эта категория поведения «сильно усложняется, приближаясь к действиям, которые у человека обозначаются как произвольные и разумные». В отличие от инстинктов и рефлексов эти действия не наследуются. Северцов подчеркивает, что в этом случае наследственными признаками являются не сами действия, как таковые, «а только некоторая высота психической орга­низации (способности к установке новых ассоциаций)».

Способность к «разумным» действиям присуща млекопитающим и птицам в значительно большей степени, чем животным других так­сономических групп. С биологической точки зрения, пишет Север­цов^ _- этот фактор («разумное поведение») чрезвычайно важен, по­скольку он очень сильно повышает пластичность животных по отно­шению к быстрым изменениям среды.

При эволюции этого способа приспособления у животных не про­исходит видоизменения тех или иных определенных реакций организ­ма, а увеличиваются потенциальные способности к осуществлению быс­трых адаптивных действий. Северцов называет такие способности «по­тенциальной психикой». Разумеется, процесс эволюционных изменений поведения идет, как и в случае других признаков, очень медленно. Отметим, однако, что под «разумным поведением» при этом имеется в виду все-таки не рассудочная деятельность, в ее современном пони­мании, а некий конгломерат способностей к ассоциативному обуче­нию и когнитивных способностей в более широком смысле.

Из постулата об эволюции способностей к «разумным» действи­ям логически следует и гипотеза автора о том, что животные с высо­ким уровнем организации психики, существующие в своей «повсед­невной жизни» в стабильных, стандартных условиях, не реализуют всех «психических возможностей», на которые они потенциально спо­собны. Косвенным подтверждением этого А. Н. Северцов считает по­разительные результаты дрессировки самых разных животных. Под­тверждением этой мысли могут служить также способности живот­ных к решению сложнейших когнитивных тестов, обнаруженные в исследованиях-второй половины XX века.

В целом взгляды А. Н. Северцова на эволюцию психики опередили время и, в отличие от концепций многих его современников, не по­теряли свою актуальность и сегодня.

Проблему эволюции психики рассматривал также Леон Абгаро-вич Орбели (1882-1958), один из наиболее выдающихся учеников И. П. Павлова. Его теоретические построения были основаны на боль­шом экспериментальном материале по условнорефлекторной деятель­ности и по функции ЦНС в целом у большого числа видов животных разного филогенетического уровня. Л. А. Орбели внес существенный вклад в развитие медицины и нейрофизиологии, эволюционной

61

 физиологии и биохимии, а также в формирование современных пред­ставлений о закономерностях развития поведения.

Согласно представлениям Л. А. Орбели, в ходе прогрессивной эво­люции происходило увеличение пластичности поведения. В процессе эволюции мозга главенствующее значение принадлежало так назы­ваемому иерархическому принципу организации функций, включая иерар­хическую структуру поведенческого акта.

Важную роль в формировании современных взглядов на проис­хождение высших психических функций человека сыграла гипотеза Л. А. Орбели (1949) о существовании промежуточных этапов развития сигнальных систем в процессе эволюции, т.е. о наличии переходного уров­ня отражения психикой реальной действительности.

Промежуточные формы сигнальных систем, по его мнению, обес­печили возможность использования символов вместо реальных объектов и реальных явлений на переходном уровне отражения психикой реальной действительности.

Умение связывать незнакомый знак с обобщенным представлением о классе реальных явлений или предметов означает, что в коре голов­ного мозга животного складывается механизм образования понятий. Это могут быть не более чем «предпонятия» или «протопонятия», но тем не менее они не просто аналоги конкретных представлений (ра­ботающие в рамках первой сигнальной системы), а уже целые «смыс­ловые схемы» и «обобщенные образы». Естественно, что в основе струк­туры второй сигнальной системы лежит не словесная речь сама по себе, а возможность символизации вообще, отвлечения от реальной действительности с помощью знаков.

в     Предположения Л. А. Орбели получили блестящее подтвержде-| ние в современных исследованиях способности к обобщению и Ц использованию символов у высших позвоночных (см. гл. 6).

Выдающийся психолог, глава самой известной советской психо­логической школы, Алексей Николаевич Леонтьев (1903—1979) счи­тал, что существуют три стадии эволюции психики животных.

Высшая стадия развития психики— интеллект. По А. Н. Леонтьеву, эта стадия обнаруживается и у животных, однако наивысшего развития она достигает у человека.

Интеллект человека это общая познавательная (когнитивная) спо­собность, определяющая готовность к усвоению и использованию знаний и опыта, а также к разумному поведению в проблемных ситуациях (см. 1.4).

62

По представлениям А. Н. Леонтьева, появление у более развитых животных интеллекта характеризуется тем, что «возникает отраже­ние не только отдельных вещей, но и их отношений (ситуаций); отноше­ния между предметами теперь обобщаются и начинают отражаться в форме наглядных предметных ситуаций». «Стадии интеллекта» достига­ет психика только высших животных, главным образом приматов.

Mp^ll^1-'   ;^-:;;•-l':lll::ill::::l:l;l,.'^::l:l-' ^1111-1,,,. .'^^. '

«Историческая» глава пособия показывает, что взгляды уче­ных на мышление животных претерпели значительные изме­нения. На протяжении XX века произошел переход от полно­го отрицания элементов разума у животных к признанию того факта, что они есть у довольно широкого круга позвоноч­ных, а у приматов-антропоидов достигают уровня формиро­вания довербальных понятий и овладения символами.

1. Как изменялось содержание понятия «разум» животных на раз­ных этапах развития науки?

2. Какие ученые впервые экспериментально показали наличие эле­ментов мышления у животных?

3. Какие направления науки о поведении непосредственно связа­ны с изучением элементарного мышления животных?

4. Каков вклад Н. Н. Ладыгиной-Коте, Л. А. Фирсова и Л. В. Кру-шинского в формирование представлений о мышлении (рассу­дочной деятельности) животных?

 

3 ИНДИВИДУААЬНО-ПРИСПОСОБИТЕАЬНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ЖИВОТНЫХ:

Ассоциативное обучение, когнитивные процессы

Общая характеристика тех проявлений индивидуальной приспособи-тельной деятельности, в основе которых лежит обучение. Краткое опи­сание классических и инструментальных условных рефлексов. Примеры методов исследования процессов обучения, в частности анализируется формирование пространственных представлений. Ассоциативные процессы, отражающие механизм образования у слоеных рефлексов, сопоставляются с основными видами когнитивной деятельности. Описание методов обу­чения (дифференцировки и их системы, выбор по образцу), по которым можно судить о способности животных к обобщению и умозаключению.

Индивидуально-приспособительная деятельность животного, т.е. адаптация особи к конкретным условиям среды, позволяет ему с боль­шим или меньшим успехом выживать, преодолевая трудности и опас­ности повседневного существования. Эта деятельность многообразна по составу и включает приобретенные компоненты разной природы. Рассмотрим виды индивидуально-приспособительного поведения, в основе которых лежат процессы обучения.

3.1. Обучение и пластичность

Из существующих в настоящее время определений феномена «обу­чение» предпочтение отдается определению У. Торпа (Thorpe, 1963).

Обучение это появление адаптивных изменений индивидуального поведения в результате приобретения опыта.

На обучении основаны события естественной жизни животных. например формирование навыков отыскания определенной пищи, избегания опасных участков местности, выбора удобных троп, взаи­модействия с сородичами и животными других видов и т.п. В лабора­торных опытах можно наблюдать, как животное обучается действи­ям, заданным экспериментатором. Примерами могут быть «слюнные^ условные рефлексы собаки, т.е. выделение слюны уже в момент попа­дания животного в комнату, где в процессе опытов оно получало под­кормку; отыскание крысой выхода из лабиринта; избегание болевого

64

раздражения; клевание птицей кнопки при действии определенных стимулов и т.п.

Способность к обучению базируется на присущем центральной нервной системе свойстве пластичности.

'Й- Пластичность это свойство системы изменять свою реакцию на jf  внешние воздействия как результат тех или иных внутренних преоб-|я*^ разований на основе предшествующих воздействий.

Она проявляется в способности системы изменять реакции на по­вторяющийся многократно раздражитель, а также в случаях его со­вместного действия с другими факторами. Пластичность может иметь разную направленность: чувствительность к раздражителю может по­вышаться — это явление называется сенсчтизацией, или снижаться, тогда говорят о привыкании.

По определению нейрофизиологов, анализирующих пластические изменения в мозге (Конорски, 1970; Котляр, 1986),

пластичность это относительно устойчивые функциональные из­менения в системах нейронов, которые по длительности превыша­ют время обычных синаптических процессов и определяют эффек­тивность и направленность межнейронных связей.

Это достаточно формальное определение показывает, что изме­нения ответа системы при повторном действии стимула можно опи­сать на языке математики.

3.2. Классификация форм индивидуально-приспособительной деятельности

Формы обучения животных весьма разнообразны и обычно их подразделяют на три основные категории: неассоциативное обучение, ассоциативное обучение и когнитивные процессы. О. Меннинг (1982) и Д. Дьюсбери включали в свои классификации также и «инсайт-обуче-ние» (см. 3.4.5). Приводим систематизированный перечень этих фено­менов (по данным разных авторов).

Классификация включает некоторые сведения об элементах рассу­дочной деятельности, которым посвящена основная часть пособия. Ряд авторов выделяют в своих книгах раздел «Complex cognition», который соответствует разделу «Когнитивные процессы» настоящей главы, а также содержанию ряда следующих глав, где рассматривается формирова­ние у животных понятий, усвоение языков-посредников и т.д.

Для изучения механизмов обучения нередко используют различ­ные модели, в том числе так называемые клеточные аналоги обучения или процесс посттетанической потенциации (см. гл. 9 и, например:

Шеперд, 1987).

65

5-5198


 Классификация форм обучения и когнитивных процессов [составлена нами на основе классификаций О. Меннинга (Manning, Dawkins, 1992), ~ Д. Дьюсбери (1981), Р. Томаса (Thomas, 1996), Дж. Пирса (Реагсе, 1998) и др.].

> Неассоциативное обучение:

— привыкание. > Ассоциативное обучение:

— классические условные рефлексы;

— инструментальные условные рефлексы. > Когнитивные процессы:

— латентное обучение;

— выбор по образцу;

— обучение, основанное на представлениях о:

^ пространстве;

^ порядке стимулов;

^ времени';

^ числе.

— элементарное мышление2.

Далее рассматриваются основные формы обучения, приведенные в схеме классификации.

3.2.1. Неассоциативное обучение (привыкание)

Неассоциативное обучение (привыкание) заключается в ослаблении реакции при повторных предъявлениях раздражителя.

Изначально любой раздражитель (стимул), действующий на орга­ны чувств животного, вызывает у него соответствующую ответную реакцию: поворот головы в сторону света или звука, отдергивание конечности и др., у моллюсков — втягивание жабр и т.д. При повтор­ном систематическом предъявлении того же стимула реакция посте­пенно ослабевает и может исчезнуть совсем, т.е. происходит привыка­ние к раздражителю. Так, например, только что установленное в ого­роде чучело распугивает птиц, однако с течением времени их страх ослабевает и они перестают реагировать на этот предмет.



Перейти в форум

Категория: Учебное издание | Добавил: Admin (18.08.2007) | Автор: Зоя Александровна Зорина Инга Игоре
Просмотров: 2779 | Рейтинг: 0.0/0 |
Ссылки на документ, для вставки на форум или к себе на страницу.
Для форума BB-Code
Ссылка

»Форма входа
Логин:
Пароль:
»Календарь
»Спонсор
Достойный заработок в интернете. Регистрируйтесь и не пожалеете! Я уже в этом убедился, советую и Вам! Удачи!!!

Дополнительный зароботок в интернете
»Поиск
»Спонсор
»Друзья сайта
  Все материалы Книги, Статьи, Рефераты, Дмпломы, находящиеся на сайте Psychologiya.ucoz.RU Администрация\Пользователи проекта использовали обратные ссылки при использовании материалов из других источников, или указывали на автора.Использование материалов сайта ПРИВЕТСТВУЕТСЯ, Только с обратной АКТИВНОЙ ссылкой на Сайт.
Получить свой бесплатный сайт в UcoZ Psychologiya.ucoz.RU © 2007- Получить свой бесплатный сайт в UcoZХостинг от uCoz